Melancholia Cinema | Nymp()maniac. Часть 2



Конечно, это строгий расчет маркетологов, а не великое совпадение Вселенной, но обе части «расчлененной» «Нимфоманки» Триера громкой поступью прошлись по валяющимся под забором туловищам двух международных женских праздников. И это, все же, делает «Нимфоманку» еще чуточку прекраснее. Хотя, и без этого тот потолок, в который уперся могучий сутулый колосс Ларса нам, простым смертным, никогда даже не разглядеть. Правда, возникает закономерный вопрос, сможет ли Триер проломить этот потолок так же, как он проломил душу, мораль и прочие явления человеческой психики, названные красивыми и умными словами, любого внимательного зрителя.
Стоит отметить (стоит отметить, что я очень люблю эту вводную фразу), что украшением моего блюда в этот раз стала та публика, которая шумной толпой звенящих пивных бутылок ввалилась на мой любимый ночной сеанс в кинотеатре по соседству. Действительно, ничто так не скрашивает просмотр высокохудожественного фильма как люди, которые своим смехом подтверждают каждое сказанное Триером гадкое слово о человечестве. Тут, однако, напомню важную вещь – Ларс отлично знает, что он тоже человек.
А поэтому, ему не чуждо все земное. Он ненавидит своего зрителя и бросает в него порции экранной эротики, тычет в него эрегированными членами прекрасных африканских актеров и не менее прекрасными сосками Шарлотты Генсбур, за которые можно простить Франции все Наполеоновские войны разом. Он, при этом, любит своего зрителя – страшно сказать, но режиссер«Антихриста» (которому в «Нимфоманке» вывешен тончайший оммаж), снял свой самый гуманистический фильм. В конце концов, именно таким и должно быть завершение трилогии депрессии. Все начиналось с Шарлотты, продолжалось и закончилось ей же.
Если же с большим трудом постараться отвести глаза от дочки великого шансонье, вторая часть «Нимфоманки» получилась чуть менее веселой, чем первая, и чуть более страшной. Впечатлительным барышням найдется возможность похихикать и в вышеупомянутом «африканском» моменте и напугаться в сценах с грандиозным (а у Триера любой актер не имеет права не быть таковым) Джейми Беллом. Лично мне в какой-то момент стало катастрофически боязно, что Триер стал слишком сильно любить людей, призывать их к самоприятию и прощать, бесконечно прощать самих себя. Но, спасибо Селигману, Триер завершил свой лучший фильм на высокой ноте.
Немаловажная деталь размером с айсберг — это самый личный фильм триера (и, кажется, самый личный фильм, который я помню вообще). Скажите, как часто у вас есть возможность поговорить с самим режиссером? Так вот, такие люди как Триер, разговаривают сами с собой, предварительно поделив себя на два. И как же, черт подери, интересно слушать такой диалогический монолог!
И я, воистину, не знаю, кому может быть интересен этот текст. Неужели существует такой человек, который способен пойти в кинотеатр исключительно на вторую часть Нимфоманки? Бросьте, господа, никого не нужно убеждать. И, хотя, конечно, я видел таких людей буквально вчера в кинотеатре, здесь, определенно, такие персонажи отсутствуют. Однако, их принципиальное существование в природе именно тот мотиватор, который позволит нам и дальше получать такие великие фильмы как «Нимфоманка». Скажемте им спасибо.


p.s. если вы уже посмотрели фильм, от подбора картинок вам должно быть в два раза веселее.

Реклама

Melancholia Cinema | Nymp()maniac. Часть 2: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s